Аналитический психолог Алексеева Марина Анатольевна

Меню сайта
Категории раздела
Мои статьи [16]
Нумерология [3]
Материалы о символике чисел
Славянские праздники и обряды [2]
Литературные произведения [2]
Все что понравилось и пришлось по душе
Наш опрос
Кем Вы работаете
Всего ответов: 40
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сценарные сказки, и как они мешают знакомиться и заводить отношения

Любая сказка предоставляет собой множество пластов для анализа, но поскольку в фокусе нашего внимания сегодня находятся отношения в партнером, то будем говорить именно об этом аспекте сказки.

В сказке "Аленький цветочек” Аксакова разыгрывается сценарий, в котором молодая девушка попадает  во владения к чудовищу, спасая родного отца от неминуемой гибели: «Да и страшен был зверь лесной, чудо морское: руки кривые, на руках когти звериные, ноги лошадиные, спереди-сзади горбы великие верблюжие, весь мохнатый от верху донизу, изо рта торчали кабаньи клыки, нос крючком, как у беркута, а глаза были совиные». Так написано у Аксакова.

Конечно, увидев такое чудовище, героиня сказки пугается, но почему именно таким она видит  мужчину? Откуда вообще у нее берется такое видение? С одной стороны мы можем думать о сепарационных темах, когда молодой девушке сложно оставить родительский дом и уйти на «другую территорию», где хотя бы и все в золоте, но чужое. Ступив на территорию где живет чудище, Настенька обретает другой дом, и вместе с тем, тоскует по родительскому дому. Папины дочки, девушки, которые имели теплую связь с отцом, с трудом могут отказаться от него в пользу другого мужчины и тогда любой потенциальный партнер будет зверем лесным и чудом морским, потому что с отцом никто не может сравниться. Таких примеров есть масса в практике, когда девушки говорят о молодых людях, постоянно сравнивая их со своими отцами, и конечно же сравнение всегда не в пользу первых. Заметим, что в сказке отсутствует такой персонаж как мать девушек и упоминание о материнском образе возникает лишь в контексте проклятия колдуньи, которое лежало на чудище: «Злая волшебница прогневалась на моего родителя покойного, короля славного и могучего, украла меня, еще малолетнего, и сатанинским колдовством своим, силой нечистою, оборотила меня в чудище страшное и наложила таковое заклятие, чтобы жить мне в таковом виде безобразном, противном и страшном для всякого человека, для всякой твари божией, пока найдется красная девица, какого бы роду и званья ни была она, и полюбит меня в образе страшилища и пожелает быть моей женой законною, -- и тогда колдовство все покончится, и стану я опять по-прежнему человеком молодым и пригожим».

Сколько молодые женщины слышат от собственных матерей рассказов про «нетаковость» мужчин, когда мать буквально сплетает образ-химеру из своих фантазий о них, и частично причиной этому служит ее собственный негативный опыт, разочарования в противоположном поле: когда  волшебница прогневалась на короля, она ему мстит. Также мать девушки может и сама получить по наследству подобного рода представления о мужчинах, от своей матери и в случае невозможности внутренне отделиться от материнского наследства, она также пребывает в состоянии околдованности наложенным заклятием. Задачей в данном случае является обретение внутрипсихической автономии, способности функционировать самостоятельно и отдельно от матери, что становится возможным через обретение целостности, большее осознавание себя и собственных чувств, которые могут коренным образом отличаться от чувств женщин в родовой семье. Прекрасный аленький цветочек в этом контексте может символизировать собой именно обретенное чувство внутреннего центра, своей уникальности, отдельности и неповторимости. Именно аленький цветочек приводит героиню сказки Настеньку к освобождению от проекций и к обретению видения партнера не как химеры или чудовища, но как другого Человека, отдельного от нее, как Другого с большой буквы.

Чем более целостными мы становимся, тем меньше нуждаемся в другом как в контейнере для наших проекций, тем более реальным мы видим его образ.

Любая сказка – не только про отношения между людьми, но еще и про отношения между нашими собственными внутренними частями. Так, две старшие сестры главной героини, которые всячески пытаются воспрепятствовать ее возврату в царство чудища – что это за внутренние части? Девушки часто хотят видеть в партнере свое отражение, их волнует как они выглядят в его глазах, отсюда часты бывают желания постоянного внимания, восхищения, похвалы, при этом партнер становится хорош лишь настолько, насколько он справляется именно с этой задачей. В сказке ничего не говорится про женихов двух старших сестер, они больше заняты самолюбованием нежели построением каких-то отношений. И поскольку они не только старше, но еще их и численно больше, мы можем думать о том, что подобного рода потребности девушки могут занимать доминирующую часть в отношениях. Не поиск интимности и близости им нужен, а красивые зеркала, молодые люди, которые будут отражать их собственную уникальность и неповторимость. До тех пор, пока партнер справляется с этой задачей, все хорошо, но как только он устает от навязываемой ему постоянной  роли зеркала, потому что чувствует, что его самого в этих отношениях попросту нет, то он может начать вызывать раздражение и злость и тогда став «злой волшебницей» девушка «заколдует» своего неудачного избранника и превратит в страшное чудовище, приписав ему причины всех своих бед и несчастий. Сколько раз я слышала это у себя в кабинете и история про аленький цветочек повторяется снова и снова.  Интересно, что цветочек этот должен добыть для героини ее отец, которому предстоит путешествие, знакомство с разными уголками мира, и это-та часть, которая занимается освоением внутреннего пространства, ведет там обмен (он-купец). Иными словами, для того чтобы добыть аленький цветочек, необходимо начать исследование отдаленных уголков своей души, лучше понимать себя и наладить диалог со своим внутренним миром, чтобы была возможность получать оттуда все необходимые дары. Отцовский принцип символизирует собой то, что связано с сознанием, пониманием, когда мы можем думать над тем, что и как с нами происходит и как мы живем. Это – та наша зрелая и разумная часть, которая занимается обеспечением нашего функционирования в реальной жизни. Однако, в какой-то момент пути он теряет ориентиры и попадает в глухой лес, где возникает ощущение потерянности и неизбежной гибели, но именно дорога через этот страшный и плотный лес ведет его в необыкновенное место, полное сокровищ и тайн. Часто для Эго, того что является сознательной частью нашей личности и называется «Я», существуют некие привычные способы функционирования, поведения в тех или иных ситуациях, и когда они по каким-то причинам дают сбой, возникает чувство потери почвы под ногами, чувство попадания во враждебное пространство, ощущение неизбежной гибели. Для молодой девушки такое чувство часто может сопровождать переход от роли дочери к роли жены, от девочки к женщине. Раньше переходные моменты в жизни лучше опосредовались социумом, путем проведения разных  обрядов и инициаций, когда переход из одного состояния в другое происходил в присутствии других людей и разделялся вместе с ними. Совершенно естественно, что отношения вносят перемены в жизнь девушки, но вступление в отношения равносильно входу в темный лес, из которого так просто не  выбраться, часто в них бывает тесно, и такие рассказы тоже далеко не редкость в кабинете у аналитика, когда отношения становятся на поверхности помехой, а по сути своей лишь отражают невозможность внутреннего развития и застревание в каком-то сценарии. Что делается в таких случаях? Кто уже это прошел, тот знает – что ищутся другие отношения, которые расцениваются как идеальные, и девушка говорит себе, что вот в них точно все будет по-новому, но эти новые отношения также через какое-то время начинают повторять предыдущие, потому что главным источником собственных трудностей часто является сама девушка. Что же было дальше в сказке? Отец девушек привозит им обещанное, в том числе и аленький цветочек для младшей дочери, но за это одна из дочерей должна отправиться  во дворец чудища.

На психологическом языке это обозначает, что появляется возможность встретиться  с чем-то внутри себя, неизвестным и пугающим, посетить самые удаленные уголки своего внутреннего мира и встретиться с той частью собственного «Я», которая доселе не была доступна сознанию, а именно с той частью, которую Юнг называл «внутренним лицом» или душой. «Душа, или анима/анимус, то есть внутренняя установка, изображается бессознательным в образах тех лиц, которые обладают соответствующими душе качествами. Такой образ называется душевным образом. Подчас это бывают совершенно неизвестные или мифологические лица».

 

 

Настенька  ожидает от этого контакта всяческих бед и страданий, но неожиданно для себя оказывается в месте, где ей оказываются воистину королевские почести и лишь внешний вид чудища сильно пугает ее. Часто девушке бывает достаточно трудно принять и полюбить те свои стороны, которые она называет чудовищными или ужасными. Встреча с собственной душой, со своим истинным Я, а в контексте отношений с партнером – с собственным вкладом в переживаемые трудности может быть очень неприятной и откровенно пугающей. Однако мы видим, как сюжет сказки развивается дальше, когда героиня начинает вести диалог с чудищем и все больше и больше привязывается к нему, а в конечном итоге и влюбляется в него, называя в итоге своим суженым. Именно это принятие ведет к тому, что  заклятие волшебницы рушится, потому что признание чего-то своим внутренним освобождает другого партнера от необходимости нести это в себе и партнер возникает в совершенно новом и привлекательном облике.

 

Еще при чтении сказок возникает один любопытный феномен, когда мы соединяемся с тем или иными персонажем сказки и начинаем ему внутренне сочувствовать и сопереживать, на какой-то период времени становясь этим персонажем. На психологическом языке этот процесс называется идентификацией, и, соответственно, мы негодуем на других героев, которые пытаются как-то мешать нашему любимому герою, и переживаем за своего избранника. Однако, нужно помнить о том,  что без этих других персонажей не было бы самой сказки и они так же необходимы как и выбранный нами герой. Когда в аналитической работе мы обращаемся к материалам сказок, то часто на вопрос «как закончилась сказка?» клиент отвечает про счастливый конец или хэппи-энд, а вопрос «для кого?» чаще всего повергает клиента в ступор, потому что для него нет другого варианта развития событий. И вот тогда мы начинаем рассказывать сказку с позиции разных ее участников. Как, к примеру, звучала бы сказка «Аленький цветочек», расскажи ее чудище, или любая из сестер Настеньки, или что бы поведала кошка, живущая в доме?  Этот процесс являет собой обратное действие нашей идентификации с героем сказки и носит название деидентификации, что позволяет расширить кругозор и спектр проживаемых в сказке сюжетов.

На психологическом языке это означает, что мы начинаем «расшатывать» свою сознательную установку, делая ее более гибкой, а также обретаем возможность увидеть сюжет сказки с непривычного доселе ракурса. Иногда я прошу клиентов рассказать историю отношений от лица партнера, что, порой, способствует инсайтам и озарениям, поскольку, говоря от лица партнера, приходится взглянуть на себя со стороны.

Наверное, самое главное, что хочется донести до читательниц – это то что их «Я» ≠ «привычный сюжет». Их индивидуальность гораздо богаче, чем они могут себе представить, равно как и индивидуальность партнера, и чем более целостной  девушка может воспринимать себя, тем более целостным будет ее партнер, и тогда каждый день может нести с собой совершенно новую сказку, а возможно даже и ту, которую вам придется сочинить самим.

Категория: Мои статьи | Добавил: psyhelp (13.12.2012)
Просмотров: 1249
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Вход на сайт
Поиск
Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2019